(no subject)

Первая байкальская ласточка:

 Глоток чистой воды.
(Путевые записки непретендующие на объективность)

Вступление+ глава I
Вступление

Любое путешествие – это своего рода познание мира и самого себя. Люди хотят увидеть и почувствовать что-то новое, необычное, тем самым, желая раздвинуть границы своего сознания. Наверное, можно сказать и иначе – путешествия разрушают наши комплексы и страхи неведомого.

Каждый из нас слышал что-либо об озере Байкал, а многие из старшего поколения знают о нём не понаслышке. К сожалению, за последние 15 лет политические изменения в корне поменяли многие наши представления о мире. Так и Байкал превратился для меня и многих моих ровесников в нечто очень далекое, опасное и почти недостижимое. Рыба, медведи, непроходимая тайга, клещи, мошкара и чистая вода – стандартные стереотипы из которых состояло наше представление об этом крае до поездки туда. В общем-то, всё это оказалось сильно преувеличенным – теперь я об этом знаю. Но всё по порядку.
Мысль о поездке на Байкал зародилась ещё в далёком 1991 году, сразу после моей поездки с друзьями на Кавказ. Революции, границы, визы, учёба, работа и семья отодвинули эту поездку на неопределённое время, но сама идея продолжала жить где-то под корой головного мозга. Последние годы принесли уверенность в своих силах и определённый опыт в дальних путешествиях. Пришёл черёд и Байкала. Единомышленники нашлись сразу. К моему удивлению почти все мои знакомые и друзья с огромным энтузиазмом подхватывали идею посещения Байкала. В итоге наметившаяся изначально группа из 5 человек незаметно разрослась до 10, а в последнюю минуту до 12 человек и это не был предел. Практически все мы единодушно согласились, что едем на великое озеро дикарём, с рюкзаками и палатками. Мысль эта оказалась единственно правильной, ибо в Литве туров напрямую туда никто не организует. А переплачивать огромные деньги никто из нас не хотел.

Короче говоря, 1 сентября наша компания тронулась в путь. Некоторые из нас впервые познакомились друг с другом в этот день, но как показало время, все ребята оказались хорошими товарищами и весёлыми попутчиками. Среди нас было и 4 девушек, показавших в этом путешествии особое мужество и выдержку. В первую очередь надо упомянуть Катю и Настю. Эти две миловидные миниатюрные девушки не только организовали основные трансферы из Москвы в Иркутск и обратно до Минска, но и зарекомендовали себя, как надёжные, крепкие и гостеприимные друзья. Удивительно было видеть их решительность и непоколебимость с 15-ти килограммовыми рюкзаками на плечах. Наши литовские красавицы, Лина и Инга, не во многом им уступали. Разве что их рюкзаки были чуток легче. Снимаю шляпу в знак уважения!
Парни тоже стоили друг друга! Истинные джентльмены Ролас и Гедас были чисто по-литовски немногословны, предпочитая разговорам дело. Весельчаки Марек и Кера всегда сохраняли присутствие духа и хорошее настроение, даже после бессонных проспиртованных донельзя ночей, когда их приходилось, чуть ли не ногами подымать по утрам. Вечно молодой и вечно пьяный Саня был самым общительным из нас, завязывая новые знакомства в самых невероятных местах. Мой старый и проверенный друг Олег заслуживает медаль за самоотверженность, заботясь о своей невесте Инге. Он, как настоящий влюбленный, забывал про всё вокруг, не замечая тягот пути и вдвойне нагруженного рюкзака. Раз он даже забыл собственную гитару, которую в недалёком прошлом почитал, как лучшую и единственную подругу. К счастью гитара нашлась, а их свадьба с Ингой не за горами. Наконец, Женька - самый креативный человек нашей компании, Фотограф с большой буквы, мечтатель и фантазёр. Правда, иногда от повышенной концентрации алкоголя в крови, его заносило на поворотах. Но он неизменно выравнивал ранее заданный курс. В этой компании мне выпала незавидная роль зануды, так как вставал я всегда ни свет, ни заря и, соответственно, будил и подгонял всех остальных, кстати и не кстати. В своё оправдание замечу, что ранее взятое обязательство об организации внутренних переходов и о сборе предварительной информации я постарался выполнить почти без ошибок и это, вроде как, получилось.
Первые испытания ждали нас уже при переезде из Вильнюса в Иркутск. Ведь пять суток в практически замкнутом пространстве провести было не легко.
 
 Глава I                               
 Долгая дорога под стук колёс
 
Приключения начались ещё в Вильнюсе на железнодорожном вокзале. Наша компания с огромными рюкзаками и кучей мешочков чувствовала на себе множество любопытных взглядов. В итоге на самой посадке возник небольшой инцидент на перроне у вагона. Массивного вида охранник прицепился к Роласу и Гедасу из-за нескольких глотков пива. Ведь литовские законы запрещают распитие алкогольных напитков в общественных местах. На этот раз обошлось, но наша напуганная компания ещё долго в дороге переспрашивала проводников, где можно, а где нельзя пить пиво. В России всё оказалось проще - пить можно, причём, кажется, везде.
Сразу же после пересечения литовско-белорусской границы всех нас охватило безудержное веселье, причём некоторых оно не покидало вплоть до Иркутска. По дороге в Минске к нам присоединились две участницы похода вместе с двумя ящиками белорусской водки, десятью литрами спирта и множеством прочих съестных припасов. Всё это привело нашу компанию в состояние полной эйфории. Мы начинали осознавать - наш поход начался!
Первая ночь в плацкарте Вильнюс-Москва прошла на редкость шумно. Узнав, куда мы едем, люди сходились со всего вагона, чтобы пожелать нам счастливого пути. Лишь бабуля-соседка по плацкарту обозвала всех нас бандой, впрочем, весьма справедливо, учитывая, что спать большинство из нас улеглось лишь после четырёх часов ночи.
 
Утро мы встретили на перроне Белорусского вокзала Москвы, с огромным интересом перевзвешивая свои рюкзаки. Почему-то мало верилось, что за плечами нам придется тащить эту не по-детски тяжёлую ношу весом аж до 25-26 килограмм. Надо заметить, что туристический опыт у всех оказался небольшим. Единственное, что каждого из нас утешало, что рюкзак соседа ничуть не легче, а то и тяжелее на пару килограмм.
А я глядел на эту огромную бесформенную кучу наших вещей с каким-то внутренним недоверием – не уж то всё у нас пойдёт гладко?!?
Но вот, наконец, появились наши московские проводники – худощавый парень со звучной фамилией – Андрей Чанов и весёлая, очень миловидная девушка Снежана. Странно, но на протяжении всего этого путешествия нам встречались исключительно хорошие и добрые люди. Новые московские знакомые не были исключением. Четыре часа проведённые в столице пролетели, как сон. Снежана неожиданно проявила удивительную деловитость и организованность – часть нашей группы она за пару часов успела провести до Красной площади и ровно к назначенному времени приехать с ними к Ярославскому вокзалу. Удивительная точность в этом огромном и слегка беспорядочном городе! Но большинство из нас, включая и меня, не рискнула пойти на этот шаг, вполне понимая, что Транссиб опозданий не признаёт, и поезд ждать не будет в случае любой оплошности. Мы набрали пива и отправились на площадь трёх вокзалов – Казанского, Ленинградского и уже почти родного Ярославского. В знаковом место мы очутились! Здесь в компании памятника первому министру путей сообщений России П.П.Мельникову посреди медных барельефов с картами необъятной страны время пробежало легко и незаметно. В наших, слегка очумевших от алкоголя, головах бродил дух Большого Путешествия и всё нам казалось простым и лёгким на этом пути. Хотя  трудно пока было осознать те пять тысяч километров, которые предстояло проехать по великой Транссибирской магистрали к удивительному и ещё такому далёкому озеру Байкал.  
 
Четверо суток проведённые в поезде Москва-Чита Nr.340 трудно переложить на чистый лист в рамках этого рассказа. Наверное, про это стоит писать поэмы, но лучше всего пережить самому. Только тогда можно осознать радость коротких остановок с незамысловатыми названиями, внезапную тишину на стоянках по ночам, сладость чая в железных подстаканниках, свежесть утреннего воздуха через приоткрытое окно и ещё множество других почти незаметных, но таких не забываемых, оттенков вагонной жизни.
Хотя не стоит приукрашивать прелести дальней дороги. Первый же день выявил слабости нашего коллектива. Почти никто из нас не мог устоять против зелённого змия, который не упустил случая поселиться в наших купе, постепенно заполняя своими липкими щупальцами неокрепшие дальними путешествиями головы начинающих путешественников. Наш проводник Андрей, весёлый и незаменимый в своём деле дядька, предупредил сразу же: “Ребята, будьте поосторожней с алкоголем, и особенно с крепким!” Оказалось распитие спиртных напитков в поезде дальнего следования строго запрещается, а за порядком следят омоновцы. Это и понятно, иначе в таких долгих переездах не все бы доезжали в целостности и сохранности. „Ну а пиво то можно пить?” тут же поинтересовались самые озабоченные из нас и, получив утвердительный ответ, тут же расслабились. В итоге то количество пива, что выпили наша компания за четверо суток, вряд ли бы уместилось одновременно даже на очень большом прилавке магазина. К сожалению это не обошлось без последствий. Первый же вечер на Транссибе чуть было не закончился катастрофой. Ещё в Москве начавшийся праздник пива продолжился в поезде. Ну а получасовая остановка в Ярославле послужила поводом обильно пополнить наши пивные запасы. Особенно в этом деле усердствовал Женька. Поэтому к вечеру он в диалоге с пивными богами заметно оторвался вперёд от остальной компании. Лишь тоже большой в этом деле специалист Саня шёл за ним след в след. В какой-то момент Женька неожиданно исчез из поля нашей видимости, но никто этому особо не расстроился, а зря.            
Неожиданно посреди всеобщего веселья в дверном проёме купе нарисовался профиль здоровенного омоновца. “Ваш?” указав на кого-то за дверью, спросил он. К нашему ужасу там стоял Женька, причём в практически бессознательном состоянии. За ним высился ещё один рослый омоновец. Осознав серьезность ситуации, я тут же вступил в переговоры с охранниками. К сожалению, то же самое решил сделать и Саня, состояние которого мало чем отличалось от Женькиного. “Давайте устроим ему тёмную!”, - едва связывая слова, предложил он. Совет более чем не уместный, особенно учитывая, что омоновец принял их на свой счёт. Короче, ситуацию пришлось разруливать. К нашему счастью омоновцы, судя по всему, были в хорошем настроении и отпустили Женьку под наше честное слово. А для всех нас в целом, учитывая незнание российских реалий, ограничились строгим предупреждением. До сих пор только осталось непонятным, где они обнаружили Женьку и как догадались привести его в купе к нам, а не высадить на ближайшей остановке. Сам он из этого инцидента особых выводов не сделал и продолжал жить в поезде, балансируя на тонкой грани реальности и алкогольного бреда. Но встреча с омоновцами не прошла для него бесследно и на следующее же утро, как настоящий индеец, он самостоятельно обрил себе голову. Вид после этого Женька приобрел угрожающий – лысый череп с кровоподтёками, тельняшка и штаны цвета хаки. Прибавьте к этому мутный, часто отсутствующий взгляд и, наверное, станет понятно, почему Женьку никто больше не трогал.

Ну а вагонная жизнь шла своим чередом. За окном один за другим сменялись часовые пояса и необъятные российские ландшафты, внося лёгкую неразбериху во времени. Хотя для поездов в России существует лишь одно время – московское. По нему мы и старались жить – ложась спать всё позднее, а вставая всё раньше.
Трудно описывать все наши дорожные перипетии, ведь дни эти постепенно сливались в одну сплошную линии, чем-то схожую с железнодорожными рельсами под нами, тянущимися непрерывно откуда-то и куда-то. И если сначала всё казалось новым и необычным, то уже через пару дней все и вся сливалось и слипалось в один неразборчивый комок из лиц, вещей и событий. Но в развлечениях у нас проблем не было: надоело сидеть в одном купе, пошёл в соседнее. Там стало скучновато, пошёл к соседям за стенкой. Невмоготу стало от обильного общения, вышел в коридор понаблюдать за пролетающими пейзажами. Признаюсь честно – раздумывая, чем себя развлекать в далёком и долгом пути я взял с собой книжку потолще. Так вот, за все три недели этого путешествия я прочёл в общей сложности две-три страницы. Более не потянул – некогда было.

Три четырёхместных купе были поделены, что называется, по интересам. По центру обосновались “холостяки”, а по краям наши пары. Причём купе, где проживали Гядас, Лина, Олег и Инга превратилось в этакий пивной бар, где алкоголь всегда лился рекой, звучала гитара и кто-то постоянно орал песни, спорил или рассказывал истории. Ну а купе Керы, Марека, Кати и Насти ориентировалось на продвинутость – тут вам и сценки с переодеванием, и чтение журналов, и нескончаемые шутки-прибаутки. Волей судеб мне было суждено обосноваться в холостяцком купе (хотя кого-кого, но меня из нашей компании сложнее всего было назвать холостяком – дома меня ждала жена и двое дочерей). Изначально заявленное, как самое весёлое купе, оно очень быстро превратилось в вытрезвитель с постоянной кучей объедков на столе и горой пустых бутылок под ним. С соседями по купе в первый же день мы заключили договор о том, что на верхних блатных полках спим по очереди. К сожалению, он так и не вступил в силу, так как на верху спал тот, кто был трезвее. Некоторым “холостякам” и до нижних полок добраться самостоятельно было проблемой. Куда там ещё и на вверх лезть! От  тягот пути и алкоголя попеременно то Ролас, то Саня, то Женька старались забыться здесь в тяжёлом, похожем на бред, сне. Спали они, бывало сутками напролёт, просыпаясь лишь для естественных нужд и чтобы опохмелиться бутылкой – другой пива.

А ведь ещё в поезде был вагон-ресторан. Удивительное место, о котором стоит рассказать отдельно. Здесь нам нравилось всё. И замечательное меню, не баловавшее разнообразием (кета жаренная, эскалоп из свинины и даже окорочка – всё до безобразия не вкусное, за исключение разве что рассольника “Ленинград” неизменно оживлявшего наши измученные “нарзаном” желудки), и весьма обходительный персонал, неизменно смотревший на нас волком, да и вообще вся эта такая родная совдеповская атмосфера открытого похуизма к клиенту. Как пример – в один день мы обедали там с Олегом и Ингой. Кое-как проглотив предназначенную нам пищу, мы решили побыстрей рассчитаться, так как поезд как раз подъезжал к крупной станции. Но, обернувшись назад, я с ужасом увидел, что и официантка, и буфетчица, и повариха, и даже заведующая рестораном дружно уселись обедать. Уже немного наученный услужливыми местными нравами, я как можно более сладко произнес: “Девочки, милые! Мы бы очень хотели рассчитаться!”.  Более презрительного взгляда мне в своей жизни не приходилось ещё испытать. “Чё? Специально ждал?” – эта фраза достойна того, чтоб её занести в анналы мировых правил этикета!

И всё же главное в путешествиях по железным дорогам это остановки на станциях. И в этом отношении нам повезло. Наш поезд был не скорый, не экспресс и поэтому останавливался везде, где это было возможно. Ещё дома, распечатав маршрут следования до Иркутска и сравнив его с довольно подробным атласом России, я с удивлением отметил, что поезд наш остановится во всех населённых точках Транссиба. К сожалению, большинство этих посёлков и городков мы либо вообще не увидели, так как ехали ночью, либо даже толком не успевали рассмотреть во время двухминутных остановок, где даже на перрон нас не выпускали. Зато я и многие мои товарищи с лихвой отрывались вовремя 20-30 минутных остановок в крупных российских городах. Ярославль, Киров, Пермь, Новосибирск, Омск, Тюмень, Екатеринбург – здесь мы не только успевали выскочить на центральную площадь для неизменной фотосессии, но и пробежаться по киоскам, купит пива, галопом примчаться к родному поезду и постоять на прощание на перроне перед своим вагоном. Вот уж захватывающие экскурсии с элементами экстрима, ведь никто не знал точно, что нас там ждало, и успеем ли мы вовремя вернуться в уже родной нам вагон. Глядя назад теперь трудно выделить какие-либо детали этих вылазок. 

Вспоминается красавец ночной Новосибирск, гранитный вокзал-дворец Тюмени, некая раздолбанность и неухоженность Ярославля, многолюдность Перми и незабываемые гористые ландшафты Красноярска. Навсегда в мою память врезались и широта Волги-Матушки, и уральские предгорья, и могучий Енисей, и бабульки с картофельными пирожками в Данилове.  Или, например, предуральский городок Кунгур расположенная на возвышенности. Её поезд как бы объехал по окружности, открывая нашим взглядам удивительный вид на три православные церкви. А ещё есть такая незабываемая станция на Транссибе – Верещагино. И ничем особым этот поселок не отличался и не выделился из сотен подобных ему, если бы не его звучное названия. Именно здесь мы с Олегом, полностью осознавая банальность своего поступка, попытались выскочить с гитарой на перрон. Правда, дальше тамбура нас не выпустили, ведь поезд стоял здесь лишь уже ставшие обыденными нам две минуты, но с каким счастьем орали мы “Ваше благородие” в раскрытый дверной проём. Прохожие же почему-то абсолютно не обращали на нас внимания, видимо уже давно привыкшие к подобным каждодневным мини-спектаклям. Но нас это мало волновало – чувство детского восторга наполняло полностью наши широко раскрытые всем и вся сердца.

Каждый день приносил свои неповторимые ощущения, а главное новые удивительные знакомства. Вагон нам попался спокойный, почти семейный. Большинство наших попутчиков ехало вплоть до самой Читы, и мы успели перезнакомиться практически со всеми за эти пять дней. В первую очередь мне вспоминается наш проводник из дневной смены - Андрей. Этот сорокалетний мужик с добрыми глазами относился к нам почти по-отцовски заботливо, пытаясь помочь во всём. Саню он пускал в туалет даже на станциях, когда этого делать было категорически нельзя. Для всех нас устраивал импровизированный душ в отхожем месте, а мне регулярно выделял свои тапочки, заметив, что собственные у меня отсутствуют. Всех нас он ласково прозвал “архаровцами” и, заботясь о Женькиной печени, постоянно его спрашивал: “Женя, куда в тебя только стока алкоголя лезет!”. Его ночная сменщица Ира, буфетчица Света – все постепенно превращались из строгого и принципиального обслуживающего персонала в милых добрых знакомых.

Знакомства с пассажирами тоже нельзя назвать случайными. Вот, например, Вадим из Ангарска пару часов мне рассказывал о прелестях рыбной ловли на Байкале, а от очень приятной супружеской пары Паши и его молодой жены, возвращающихся с годовалой дочуркой в родную Читу после отпуска в Карелии, я узнал много нового об этом городе. Ну и конечно нельзя забыть о знакомстве с нашей лирической героиней – девушкой из Омска Тане. По-детски наивно и восторженно она обрадовалась встречи с нами. Для своих 20-ти лет она уже многое успела перетерпеть в своей короткой жизни. Бесхитростно просто рассказывала Таня о себе: “Отсидела 2 года в колонии за избиение соседки, которая травила жизнь моей семьи. Теперь вот возвращаюсь домой в Омск. Как дальше жить буду, не знаю”. Слушая, как она радуется нашим планам, как расстраивается, что не может на всё плюнуть и поехать с нами едва ей знакомыми людьми, видя её покрытые шрамами руки и чистые глубокие глаза, хотелось от всего сердца пожелать её удачи и стойкости в этом сложном и не всегда справедливом мире.                                                                                                                   

Пять суток, проведённые под стук вагонных колёс, стали порядочным и важным  куском моей жизни. Здесь начинаешь иначе смотреть на мир, пролетающий сквозь оконное стекло, на людей, на человеческие отношения и на время – то едва тянущееся на длинных перегонах, то становящееся таким мимолётным на получасовых стоянках.
Но всё рано или поздно заканчивается. 6 сентября в 11 часов утра мы прибыли в Иркутск!
 
 
                                                            Продолжение следует...

  • Current Location: WORK
  • Current Mood: creative
promo lavagra december 30, 2015 09:04 98
Buy for 40 tokens
Сплетни, ложное бахвальство, грязная политика, еда или сексуальные проблемы – судя по топ-записям в Живом Журнале именно это больше всего волнует его читателей. Крым, Путин, курс рубля, нищеброт или Обама – вывели даже секретные кодированные слова в заголовках, которые помогаю собирать высокие…
оставляю коммент и бегу читать дальше. Волшебно и захватывающе... Я книги с таким удовольствием и улыбкой не читаю, а тут. как буд-то вместе с вами ехала.
Нашла 2 ошибки. если это ошибки))
"хотелось от всего сердца пожелать её удачи и стойкости в этом сложном и не всегда справедливом мире." её = ей?

ммм вторую найти не могу.
Да, какая долгая дорога. Просто маленькая жизнь.
Не люблю поезда как раз за то , что долго. Хотя, может доживем до скоростных.
Пост прекрасен сам по себе , а дата создания вызывает двойное восхищение. Я начала вести блог в сентябре 2006 , но не здесь , на мейле. Но тогда у нас был такой интернет, что загрузка пары фото превращались в геройский подвиг)))
:) самому не вериться как давно это было. А начинаешь вспоминать, кагбудто месяуц назад...
5 дней в поезде - никому не пожелаешь))

молодцы,что добрались)